The L-Space Web

Театр Жестокости

Рассказ по Дискмиру
Терри Пратчетт

Copyright © Terry Pratchett 1993


 Было замечательное летнее утро, из тех, когда человек радуется жизни. И пожалуй, этот человек действительно обрадовался бы жизни. Он был, вообще-то, мертв. Было бы сложно быть мертвее его без специального обучения.

"Итак," сказал сержант Колон (Анк-Морпорский Городской Дозор, Ночная Смена), сверяясь с блокнотом, "пока-что причина смерти это а) избиение как минимум одним тупым орудием, б) удушение связкой сосисок и в) растерзание как минимум двумя животными с большими острыми зубами. Что дальше, Нобби?"

"Арестуем подозреваемого, серж", - сказал капрал Ноббс, щеголевато отдав честь.

"Подозреваемого, Нобби?"

"Его",- сказал Нобби, толкая труп сапогом. "По моему, это очень подозрительно, так вот валяться мертвым. К тому же, он выпимший. Запрем его за нарушение общественного порядка в мертвом виде".

 Колон почесал затылок. В аресте трупа были, конечно, некоторые преимущества, но...

"Я полагаю", медленно проговорил он, " что капитан Ваймс захочет разобраться с этим. Тащи его в участок, Нобби".

"И тогда мы сможем съесть сосиски, серж?" – спросил капрал Ноббс.


Это не было легко, быть главным полицейским Анк-Морпорка, наибольшего из городов Дискмира[*].

Существовали, наверное, миры, размышлял капитан Ваймс в более мрачные свои моменты, где не было магов (из-за которых тайны запертых комнат были повседневны), или зомби (дела об убийствах были действительно странными, когда жертва могла выступать главным свидетелем)' и где можно было положиться на собак, что ночью они будут сидеть спокойно, а не пойдут болтать с людьми. Капитан Ваймс верил в логику, примерно так-же, как человек в пустыне верит в лед – это было что-то, очень ему нужное, но тут бы оно не было на своем месте. Хоть раз, подумал он, было бы приятно раскрыть преступление.

 Он посмотрел на синеватое тело на столе и почувствовал искорку интереса. Тут были улики. Он никогда еще не встречал приличных улик.

"Это точно не было ограбление, капитан", — сказал сержант Колон. "По той причине, что его карманы были набиты деньгами. Одиннадцать долларов".

"Я бы не назвал это 'набитыми'", сказал капитан Ваймс.

"Это все было в пенни и полупенни, сэр. Я удивляюсь, что его штаны выдержали такой вес. А еще я хитроумно вычислил тот факт, что он был артистом, сэр. У него в карманах были визитки, сэр. "Чэз Сламбер, развлечения для детей".

"Никто ничего не видел, я полагаю?" – сказал капитан Ваймс.

"Ну, сэр" —  с готовностью ответил сержант Колон, — "я велел молодому констеблю Моркову найти свидетелей".

"Ты послал капрала Моркова расследовать убийство? В одиночку?" сказал Ваймс.

Сержант почесал затылок.

"А он спросил меня, знаю ли я кого-нибудь очень старого и тяжело больного?".


А на волшебном Дискмире у любого убийства есть как минимум один обязательный свидетель. У него такая работа.

Молодого констебля Моркова, самого молодого члена Дозора, многие считали простаком. Он и был прост, ужасно прост. Так-же, как прост меч или проста засада. Не исключено, что у него было самое прямолинейное мышление в истории вселенной.

 Он ожидал, сидя у кровати старого человека, которому его компания была довольно приятна. И теперь Моркову пришла пора открыть свой блокнот.

"Так, я знаю, что Вы что-то видели, сэр." – сказал он. "Вы там были".

" НУ, ДА", сказал Смерть. " Я ОБЯЗАН ТАМ БЫТЬ, ЗНАЕШЬ ЛИ. НО ЭТО В ВЫСШЕЙ СТЕПЕНИ НЕОБЫЧНО".

"Понимаете ли, сэр," – сказал капрал Морков, "в моем понимании закона вы – Соучастник После Действия. Или, возможно, Перед Действием".

"МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК, Я ЯВЛЯЮСЬ ДЕЙСТВИЕМ".

"А я являюсь офицером Закона," сказал капрал Морков. "Везде должен быть закон, знаете ли".

"ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБ Я... ГМ... КОГО-ТО ЗАЛОЖИЛ? СДАЛ? ЗАПЕЛ КАНАРЕЙКОЙ? НЕТ. НИКТО НЕ УБИВАЛ Г. СЛАМБЕРА. НИЧЕМ НЕ МОГУ ТЕБЕ ПОМОЧЬ".

"О, я не знаю, сэр", сказал Морков. "Я думаю, что вы мне уже помогли".

"ЧЕРТ".

Смерть проследил за тем, как уходил Морков, пригибая голову при спуске по узким ступенькам хижины.

"ТАК, НА ЧЕМ Я ОСТАНОВИЛСЯ?"

"Извините," – заявил сморщенный старик в кровати. "Мне 107 лет, знаете ли. У меня не так много времени".

"АХ, ДА, ВЕРНО ".

Смерть подточил свою косу. Это был первый раз, что он помог полиции в их расследованиях. Тем не менее, каждый должен делать свою работу.


 Капрал Морков легко шагал по городу. У него имелась Теория. Он читал книгу о Теориях. Надо было собрать все улики, и тогда получалась Теория. Все должно было сходиться.

 Были сосиски. Сосиски кто-то должен был купить.И еще были пенни. Обычно только одна подгруппа человеческой расы расплачивалась в пенни.

 Он зашел к изготовителю сосисок. Он отыскал группу детей и поболтал с ними немного.

 Потом он пошел обратно в аллею, где капрал Ноббс обрисовал мелом контуры трупа на земле (а также раскрасил его и добавил трубку и тросточку и немного деревьев и кустов на заднем плане – люди уже набросали 7 пенни в его каску).

 Некоторое время он присматривался к куче мусора на другом конце аллеи, а потом присел на разломанную бочку.

"Ну ладно... Можете выходить", - сказал он окружающему миру. "Я и не знал, что в мире еще остались гномики".

 Мусор зашуршал. Они вышли наружу – маленький человечек с красной шапкой, сгорбленной спиной и кривым носом, маленькая женщина в тряпичном чепце, несущая еще более маленького ребенка, маленький полицейский, собака с ошейником из перьев на шее, и очень маленький крокодильчик.

Капрал Морков сидел и слушал.

"Он вынудил нас совершить это", - сказал человечек. У него был на удивление глубокий голос. "Он нас бил, даже крокодила. Это все, что он понимал – как бить все палками. И он отнимал все деньги, что  собирал пес Тоби, и напивался. И тогда мы сбежали, и он поймал нас в аллее, и бросился на Джуди и ребенка, и упал и –".

"Кто ударил его первым?" сказал Морков.

"Мы все!"

"Но не очень сильно" сказал Морков. "Вы все слишком малы. Вы его не убивали. У меня есть очень убедительное заявление на этот счет. Так что я пошел и осмотрел его еще раз. Он задохнулся насмерть. Что вот это такое?"

Он вытащил маленький кожаный кружок.

"Это свозл", - сказал маленький полицейский. "Он использовал это для голосов. Он говорил, что наши недостаточно смешны".

"Вот как это делается!" - сказала та, которую звали Джуди.

"Это торчало у него в горле" – сказал Морков. "Я предлагаю, чтоб вы сбежали как можно дальше".

"Мы думали, что сможем создать народный кооператив", сказал главный гномик. "Знаете, эскпериментальная драма, уличный театр, вещи такого типа. Не битье палками".

"Вы делали это для детей?" – спросил Морков.

"Он говорил, что это новый вид развлечений. Он говорил, что это будет пользоваться успехом".

Морков встал и выкинул свозл в мусор.

"Люди никогда этого не потерпят" – сказал он. "Не так это делается".

[*] - который плоск, и движется через космос на спине гигантской черепахи, и почему бы и нет...


В оригинале Театр Жестокости был написан для журнала В. Г. Смита "Буккэйс". Приведенная выше расширенная версия была опубликована позднее для сьезда ОриКон 15.

Эта онлайновая версия рассказа доступна в Сети с доброго позволения автора, которому принадлежат все права на размножение рассказа. Его собственными словами: "Я не хочу видеть это в широкой печати, но не возражаю против того, чтоб люди снимали его для собственного удовольствия".

Перевод White Lee.


[Up]
This section of L-Space is maintained by The L-Space Librarians

The L-Space Web is a creation of The L-Space Librarians
This mirror site is maintained by The L-Space Librarians